2018-11-21T10:57:45+03:00

Ожидание «горячей войны с Россией» для США выгоднее, чем сама война

16 ноября 1933 года Вашингтон и Москва установили дипотношения, а сейчас они — на грани разрыва
Диана КАДИписательница
Поделиться:
Комментарии: comments10
Загрузка боеприпасов в танк "Абрамс" во время военных учений в штате Техас, США.Загрузка боеприпасов в танк "Абрамс" во время военных учений в штате Техас, США.Фото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

Ровно 85 лет назад между США и Советским Союзом были установлены дипломатические отношения. Встреча Рузвельта и народного комиссара СССР Литвинова положила начало совершенно новому уровню взаимодействия между двумя державами.

Но можно ли с тех пор называть отношения России и лидера Западного мира дружественными — что пять лет назад, что 35, что 65? Госдеп США разрабатывает новый пакет антироссийских санкций, который помощник госсекретаря Кристофер Форд настаивает сделать «более драконовским».

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, в свою очередь, призывает заменить слово «санкции» на «рестрикции» и вангует об ухудшении российско-американских отношений. Хотя, если бурую корову назвать чалой, молоко от этого ни светлее, ни жирнее не станет.

Согласно докладу двухпартийной Национальной комиссии по оборонной стратегии США, «американская армия испытывает нехватку финансирования, что грозит поражением в противостоянии с потенциальным противником». Авторы доклада настаивают на дальнейшем перевооружении и наращивании военного потенциала. Хотя куда уж дальше — по данным профессора Брауновского университета Неты Крауфорд, на ведение войн за последние годы было потрачено порядка шести триллионов долларов.

Значит ли это, что наши так называемые партнёры взяли курс на войну, или лоббисты главных ястребов Америки своими заявлениями просто пытаются держать мировое сообщество в тонусе?

Глобальные конфликты — это не только расходы. Главными бенефициарами разборок между государствами являются те, кто занимается военной промышленностью. При этом наличие ядерного оружия у всех сторон делает противостояние бессмысленным. Тогда к чему это перманентное нагнетание обстановки; громкие заявления мировых лидеров; постоянное бряцание оружием? Кто получает выгоду от ожидания войны?

Ответ прост. Предвоенный невроз — фактор роста экономики. Помимо заказов на продукцию военно-промышленного комплекса (ВПК), к оживлению потребительского рынка может привести именно страх нестабильности, когда народ в панике «затаривается гречкой».

Американский профессор Тайлер Коуэн ещё четыре года назад в статье для газеты «The New York Times» писал: «Ожидание войны заставляет государства идти на шаги, в результате которых мы получаем экономический рост».

Хотя в истории есть и другие примеры вроде «дредноутной гонки», когда попытка укрепления обороноспособности страны обернулась фиаско и колоссальными потерями для обеих сторон.

Супружеским парам, чьи отношения переживают непростые времена, и где партнёры потеряли интерес друг к другу, психологи рекомендуют найти общее хобби — то, что увлечёт их обоих. Нормализация российско-американских отношений возможна только в одном случае: если США и РФ найдут новую точку соприкосновения. Борьбы с терроризмом оказалось недостаточно. Что же может способствовать сближению России и Запада?

Генри Киссенджер в разгар Холодной войны умело мирил США и с Китаем, и с Советским союзом. Но его последователей среди нынешнего поколения политиков нет. Поэтому говорить о сближении Америки и России можно будет только после того, как экономическая выгода от российско-американского мира будет превышать таковую от новой холодной войны. Только бизнес — ничего личного.

И тут следует понять: а какой товар мы можем предложить США и миру, чтобы дружить с нами было выгодней, чем воевать? Помимо ракето-носителей «Союз» родом из СССР, которые периодически отказывают и в любом случае рано или поздно будут заменены американцами на собственные разработки? Нефть? Но её, хоть и с затратами, можно заменить на ирано-иракскую, тем более, уровень содержания серы в наших месторождениях одинаков. Ни один потребительский товар мирового уровня мы массово не экспортируем. В отличие от китайских смартфонов, итальянской одежды или голливудской культуры. Может, над этим нашим дорогим депутатам подумать: как создать в России такой продукт мирового уровня? А не громогласно отвечать в твиттере на «выплески» их коллег из Верховной Рады.

Кстати, тогда, 85 лет назад, по случаю визита наркома Литвинова к Рузвельту американский миллиардер, разбогатевший на торговле с СССР, Арманд Хаммер преподнёс модель реки Волги, изготовленную в мастерской Фаберже. Вопрос знатокам — какой «сувенир» удовлетворит президента США и сгладит острые углы сегодня?

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также