2019-10-15T10:45:57+03:00

Геннадий Онищенко: Минздрав рано радуется - смертность от алкоголя в России вряд ли «упала» на 30 процентов

Об этом экс-главсанврач страны, первый зампред Комитета Госдумы по образованию и науке рассказал нашему обозревателю Александру Гамову
Поделиться:
Комментарии: comments9
Геннадий Онищенко.Геннадий Онищенко.Фото: Евгения ГУСЕВА
Изменить размер текста:

- Геннадий Григорьевич, ночью пришла информация любопытная. В Минздраве рассказали о снижении числа случаев смерти по причинам, которые связаны с употреблением алкоголя. По данным ведомства, за последние восемь лет этот показатель «упал»... на 30%. Представляете? В 2018-м на 100 тысяч населения приходилось 33,2 случая против 47, 5 в 2010-м. Как вам эти данные?

- Эти цифры не должны нас успокаивать. Повода для радости вовсе нет.

На самом деле, смертность, связанная со злоупотреблением спиртными напитками, не ограничивается только теми случаями, которые учтены в данной статистике.

Самая распространенная форма – это острые смертельные отравления алкоголем. «Перепил» - и во время этого умирает.

А есть хронические заболевания, связанные с алкоголем, в том числе, - и цирроз печени.

В этом же ряду - синдром внезапной остановки сердца.

Я уж не говорю о тех травмах, прежде всего - автодорожных, ну, и производственных, бытовых, которые происходят во время алкогольного опьянения - и так далее. Что имеет в виду данная статистика – следует уточнить.

- Что ж вы такой пессимист, ко всему придираетесь, даже к цифрам. Уж и порадоваться не даете…

- Да нет, безусловно, - надо порадоваться положительной тенденции. В любом случае – меньше смертей – уже хорошо.

А мой критический взгляд - он к тому, чтобы не почивать на лаврах, не успокаиваться и не питать иллюзий по поводу злоупотребления алкоголем.

И я могу «придираться» к цифре - связанной с «падением» смертности от употребления алкоголя. Так же, как «придираюсь», скажем, к различным данным по поводу снижения продаж алкоголя.

А мы знаем, что - кроме легального - существует и нелегальный, теневой рынок алкоголя и суррогатов, которые не предназначены для употребления - как алкогольная продукция.

Так и в этой статистике – а учитывает ли она отравления суррогатами? Формально ведь гибель после употребления какого-либо химиката – это не отравление алкоголем, правда? Другая статистика, а человека – нет.

В целом - да, и я с оптимизмом смотрю на эту цифру. Хотя готов поспорить насчет 30%.

- Какой вы недоверчивый, Геннадий Григорьевич!

- Понимаете, это данные не Минздрава, а все-таки - Госстатистики, на которую опирается наш Минздрав.

Но, в любом случае, даже если цифра корректна, на самом деле 30% - это очень мало - с точки зрения той работы, которую мы должны проводить, избавляя нашу популяцию от этого злостного фактора, коим является употребление алкоголя.

Что нам надо делать?

- Да!

- Например, я ратую за то, чтобы мы увеличили возраст, с которого можно разрешить продажу молодежи алкоголесодержащих продуктов, - до 21 года.

- А «до скольки лет» - можно? Некоторые и в 70 покупают. А потом и умирают: слабый организм не выдерживает таких нагрузок.

- Мужчины от 50 до 60 лет, в основном, умирают от синдрома внезапной остановки сердца - в результате потребления алкоголя. Это самый опасный возраст для мужчины, когда развивается этот губительный синдром.

Среди частных вопросов, которые мы должны обсуждать, нужно думать о такой проблеме, как переход от северного типа потребления алкоголя к южному. То есть, сократить потребление крепких спиртных напитков, вроде водки, и заменить их сухими слабыми винами.

- Именно поэтому вы Госдуме свой законопроект выдвинули? О развитии виноделия и виноградарства. Вы меня, кстати, этим удивили.

- Вы принципиально неверно называете проект закона. Он, прежде всего, о виноградарстве. А уже потом - о виноделии.

- Где виноград, там вино.

- А, между прочим, мы - примерно 200 тысяч тонн винограда съедаем просто так, как вкусную ягоду. (В год. - А.Г.) И - примерно 200 тысяч тонн уходит на производство алкогольного напитка, который называется вином.

- Двести тысяч тонн выпиваем, двумястами тысячами тонн закусываем.

- Ваше беспробудное ерничание по такой важной теме не уместно, господин Гамов.

- Извините.

- Так лучше!

Словом, государству нужно активнее заниматься виноградарством. Это тоже будет выводить наше населения из зависимости от тяжелого алкоголя.

В принципе, тенденция идет в позитивном направлении. Но ее надо всяческими мерами: и законодательными, и воспитательными, и мерами по исполнению принятых законов - постоянно держать в поле зрения.

Потому что - продолжительность жизни мужчин, которые, как известно, пьют больше, чем женщины, и потому живут на 10 лет меньше, чем дамы, - у нас сильно отстает от общеевропейской, где вино употребляют больше, чем водку. Так что давайте не будем бить в фанфары.

Наша ближайшая цель – к 2024-му году достигнуть показателя в 8 литров потребления алкоголя на душу населения.

- Так мало?

- Много! Нужно меньше!

Ведь речь идет о показателе в единицах безводного, то есть - стопроцентного - спирта.

А 8 литров, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) - это тот предел, после которого начинается разрушение генофонда нации.

Так что это – первый рубеж, который должен быть взят, чтобы потом планомерно его снижать.

Кстати, когда Николай II издал высочайше утвержденный Указ, который все ошибочно называют «первым сухим законом», - там потребление было пять с небольшим литров.

Мы сейчас - более, чем в два раза больше потребляем. И с вами пытаемся сейчас вот, как бы сказать, - оправдать нашу бездеятельность таким низким, всего лишь на 30% , - снижением смертности от алкоголя.

- Ну, понял. Спасибо вам!

Геннадий Онищенко: «Минздрав рано радуется - смертность от алкоголя в России вряд ли снизилась на 30 процентов»

00:00
00:00

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также