Общество

Марина Ракова: «”Швейцария” должна остаться парковой зоной, а не зоной торговли»

Чтобы разгрузить транспортный поток, между парком и нижней частью города нужно построить канатную дорогу
Марина Ракова: «”Швейцария” должна остаться парковой зоной, а не зоной торговли»

Марина Ракова: «”Швейцария” должна остаться парковой зоной, а не зоной торговли»

Фото: Анастасия МАКАРЫЧЕВА

Директор департамента градостроительной деятельности и развития агломераций Нижегородской области Марина Ракова рассказала Руслану Станчеву в проекте «Герои Волги» о проектах реконструкции Ильинки, парка «Швейцария», старого Канавина и территории Стрелки.

- Вы работали в нескольких регионах, занимали высокие должности, выполняли функции главного архитектора Воронежской области. Вам есть, с чем сравнивать. Нижний Новгород – город особенный во всех смыслах: не только по менталитету, но и по расположению. Что в вашей работе здесь сложно, а что просто?

- Сложно адаптироваться к территории. Все-таки наша работа специфическая, и градостроительная деятельность – это, прежде всего, знание территории. Я год постигаю Нижний Новгород, территорию региона и мне еще нужно время. Что легко – очень дружелюбная атмосфера во всех сферах, с которыми я сталкиваюсь. Здесь люди настроены на работу, мне здесь интересно, поэтому все получается гораздо быстрее - то, что, например, буксовало в Севастополе.

- А какие конкурентные особенности у Нижнего вы бы выделили?

-Во-первых, это прекрасная архитектурная школа. И это важная база. Вы знаете, в разных регионах идет дискуссия по поводу того, что убирают архитектурные советы, на позиции главных архитекторов заступают непрофессионалы, либо неподготовленные персоны. В этом смысле нижегородская база очень надежна, и дает стабильность всему градостроительному процессу. Еще из преимуществ есть роскошный ландшафт и наследие, которым обладает регион.

- Нижний Новгород достаточно активный в части дискуссий по любым изменениям, так исторически сложилось. Поэтому каждый житель – обыватель, представитель диванной партии - разбирается не только в балете, хоккее и управлении государством, но и в градостроительной политике. Это ирония. Да, у нас достаточно мощная группа градозащитников. Вам приходится постоянно находиться с ними в дискуссии, в постоянном диалоге. Получается найти общий язык?

- Во-первых, я хочу сказать, что это нормально. Это значит, что люди неравнодушны. Когда ничего не интересно, то и жизни нет, и ничего не происходит. А по поводу общего языка: знаете, те представители общественных групп, будь то защитники архитектурного наследия или эксперты в сфере транспортных вопросов, если мы говорим на профессиональном языке и корректно аргументируем, то боев не будет. У меня их не случилось за все это время. Дискуссии – да, а конфликтов – нет.

- Ключевая тема – это все-таки вовлечение в разговор на всех этапах? Это же всегда поиск компромисса, так? Потому что когда есть радикальные точки зрения, желание улучшения с вашей стороны, основанное на профессионализме органов власти и желание людей на местах, - найти ту самую точку пересечения. Когда все победители. Это ведь всегда поиск компромисса?

- Да, всегда поиск компромисса. Потому что любое техническое решение укладывается в нормативы, определенные рамки.

- Еще одна тонкая тема – взаимоотношения с владельцами зданий, которые попадают под какие-то изменения. Здесь наверняка нужна тактика балансирования, да? С каждым, что называется, нянчимся?

- Вы знаете, в зоне нашего внимания только за прошлый год было порядка 300 проектов планировки. Я считаю, что этот вид документации сейчас самый востребованный, потому что это тот масштаб и тот уровень проработки, который позволяет смотреть на территорию квартала, микрорайона, посмотреть комплексные задачи. И в каждом проекте есть свои особенности, поэтому и нянчимся, и работаем и менеджерами в том числе, соединяя, например, пять разных компаний, проектирующих на одной территории. Мы сегодня владеем колоссальным объемом данных о территории, о разных проектах. Важно эти проектные решения увязывать, состыковывать и вообще наш департамент – это как раз площадка этого диалога. Поверьте, там не битвы, там идет профессиональная работа, когда увязываются на плане города интересы разных групп, будь то застройщики, жители или ресурсоснабжающие организации.

- Уровень подготовки компетенций чиновников и подрядчиков, которых вы нанимаете, - это всегда принципиально важная история. Наш губернатор Глеб Никитин нашел деньги на реализацию суперзадачи, пришли они в регион, ушли вниз. И где-то на уровне третьего-четвертого эшелона чиновников превращаются в труху. Это не пример, а мое рассуждение. Как вы оцениваете уровень компетенции тех, с кем работаете?

- Наверное, проблема кадров есть не только в Нижегородской области, а во всей стране. Сегодня ищут и на позиции главных архитекторов, и среднего звена в органах градостроительной деятельности. И это сложно, потому что их перестали системно готовить. И уж тем более к работе архитектора и градостроителя в сфере госуправления у нас практически не готовят нигде. Про наш департамент хочу сказать, что для меня как для руководителя – это большое счастье, потому что коллектив очень профессиональный. Сильные инженеры-транспортники, сильные инженеры по коммунальной инфраструктуре, главный архитектор на протяжении длительного времени держит ситуацию совместно с практикующими архитекторами, которые безвозмездно работают в рамках архитектурного совета. Это все очень хорошая слаженная команда, которая позволяет именно помогать там, где проседают важные проекты.

- Там, где есть два архитектора, там три мнения. Это старая поговорка. Вот как вы расходитесь все на одной грядке?

- Мы вели разговор с членами союза архитекторов, и я позволила себе, но очень аккуратно, поговорить на тему архитектурных конкурсов. Ведь их в последнее время практически нет. Никто не говорит о том, что они должны проходить с той же частотой, с которой выдаются разрешения на строительство, тысячами в год. Нет, конкурсы должны быть событием, в расчете на то, что появятся объекты. Но нижегородское архитектурное сообщество несколько в этом плане закрыто, без особой радости встречают иногородних. Но тем не менее у нас проектируют специалисты из Петербурга и Москвы. Это нужно. Должно быть несколько мнений, это состязательность, и это даст свой результат. Я все пытаюсь найти тех, кто согласятся на это – конкурсы проводить надо.

- Я понимаю все сложности с аварийными деревянными избушками в центре города. Идешь, видишь современный Центр международной торговли, а рядом – загнивающие дома. Жители к этому привыкли, но это совсем неправильно. Иногда такие дома даже восстановить невозможно, потому что все уже прогнило. Или бывают объекты культурного наследия. Эта проблема решаема? Или здесь только нужны изменения в федеральной нормативной базе?

- Безусловно, федеральная нормативная база все равно доминирует. Но сложности и зачастую неразрешимые проектными методами ситуации нас и подтолкнули к этой работе по Започаинью. Мы сегодня не разрабатываем проект планировки или проектно-сметную документацию, а как в те старые времена делаем эскиз застройки. Это предпроект, позволяющий оценить и технико-экономические показатели, и задачи по реконструкции инженерной инфраструктуры, и попытаться увидеть образ новых объектов, если им есть место на той или иной территории. 2D читают в основном профессионалы, а 3D сразу понятна многим. И эта большая работа, в процессе которой мы сейчас находимся, во многих аспектах пилотная.

- Давайте теперь конкретно по проектам. Начнем с Ильинки, Започаинья. Один из вопросов, который лежит на поверхности, - что будет внутри этого развития? Когда примерно будет переход от картинки непосредственно к самой работе?

- Сейчас мы активно работаем с новым федеральным правительством, подтверждая те заявки и идеи, которые уже получили поддержку. Но сейчас необходимо переутвердиться. В данный момент мы находимся в постоянном контакте с министерством экономики, Ростуризмом, которые высказали поддержку подходу и проекту по улице Ильинской в целом. Поддержан наш новый комплексный подход. О чем мы говорим? Нам сложно заявиться на отдельные отраслевые проекты и программы. Территория сложная с точки зрения сетей – они очень старые. Мы провели полную инвентаризацию сетей: сегодня порядка 10 000 километров различных сетей требуют реконструкции или замены. И это должно делаться одним проектом. Проект реконструкции улично-дорожной сети – замена трамваев на трамваи нового качества – должен быть единым. Надо убрать все, что у нас на опорах, по зданиям. Мы хотим открыть роскошную архитектуру. Это сложный, но единый проект реконструкции улично-дорожной сети, и только потом нужно делать все остальное. Мы заявляемся и просим поддержки на приведение фасадов зданий в порядок. Такая сложная комплексная заявка сегодня от региона готовится. Безусловно, это взаимодействие всех подразделений. И как раз упаковать этот проект, заявиться на поддержку – это задача на ближайшие месяцы этого года. Кроме того, надеюсь, в этом году мы приступим к проектированию инженерной и транспортной инфраструктуры. Реализацию можно начинать этапами – те территории, которые не требуют глобальной реконструкции инженерной инфраструктуры, а нуждаются санации или наведения порядка, можно делать уже в этом году. Такие этапы в том числе и сейчас рассматриваются.

- Переходим ко второму проекту – парку «Швейцария». Для каждого нижегородца это крайне важное место. Что же там будет в конечном итоге? Некое московское Зарядье или ботанический сад?

- Это будет нижегородская «Швейцария» со своим функциональным наполнением – со своим лицом, но это, скорее, микс. Потому что территория значительная – около 300 гектар. Насытить ее объектами, которые помогали бы и дополняли пребывание в парке, - это, конечно, важно. Вопрос количества этих объектов и их назначения. Мне кажется, это парковая территория, а не зона торговли. Но это зона отдыха, причем для разных групп населения. Торговли там не должно быть, и ее нет в проекте. Есть общепит, есть музейная функция, более десятка павильонов для занятий активным спортом. Оглядываясь в прошлый опыт, хочу сказать: мы в Воронеже делали такой же большой парк, начиналось все также с неухоженной территории и обеспокоенности от жителей, но проектом предусмотрели лишь возможность размещения некоторых коммерческих функций на территории всего парка. Городская власть, которая выступала заказчиком, выполнила все инженерные работы, благоустройство, санацию, заменили мощный городской коллектор. А коммерческая функция пришла чуть позже, когда там появились люди. Вот два наблюдения и рекомендации городским властям, которые занимаются парком «Швейцария», из прошлого опыта: первый момент - парковочная зона должна быть достаточной, потому что парк будет собирать в себе всех горожан и жителей агломераций, и второй момент, которым нужно заниматься уже сейчас, - возможность строительства канатной дороги с Заречного бульвара сразу в парк. Мы едем туда отдыхать, поэтому часть нагрузки на дорожную сеть надо снять посредством строительства канатной дороги. И вопрос коммерческой функции: либо сегодня должны быть идеологи и те, кто понимают, чем будет наполнена эта коммерческая часть. Может быть, мы будем просто пить кофе и заниматься там йогой или зарядкой, а может, появятся еще какие-то сущности, о которых пока никто не говорит.

- Губернатор обещал, что лично проследит за тем, чтобы закон не нарушался, чтобы зелени стало только больше. Давайте перейдем к Канавинскому району. Когда же начнется реализация проекта? Что будет со старым Канавино, территорией Стрелки и ярмарки?

- Безусловно, это сложнейшие территории, но мы всегда о них говорим как о важных градостроительных узлах, в которых, с одной стороны, нельзя допустить ошибки, а с другой – здесь необходимо внимание. Не надо уходить в поля и поймы. Сейчас обсуждаются несколько проектов, но тем не менее мы смотрим на эту территорию в целом. Во-первых, возможен значительный выход объектов недвижимости. Генеральным планом определено порядка миллиона квадратных метров. Соотношение функций в этом объеме необходимо обсуждать. Построить – не самое хитрое дело сегодня, а вот вопрос, кто туда придет. Это будут или дорогие квартиры, или общественные пространства – сейчас разрабатываются несколько концепций. Это те территории, где в равной степени могут появиться комфортабельное жилье и объекты для научно-образовательных центров. По конгресс-холлу опять же несколько мнений и позиций. На мой взгляд, рядом с ярмаркой ему самое место. Другой вопрос, что сегодня качество благоустройства вокруг этого шедевра не совсем соответствует, поэтому очень важно заниматься этой территорией. Если здесь появятся конгрессный центр, мы сможем заполнить эту функцию, обеспечить работу выставочного пространства и вернуть городу ценную территорию вокруг нижегородской ярмарки в несколько ином качестве.

- Еще один вопрос – продление набережной по улице Черниговской. Эта грандиозная задача сделать самую длинную набережную в Европе звучит красиво, но насколько это реализуемо?

- Без федеральной поддержки такие мощные инфраструктурные проекты реализовать достаточно сложно, хотя наши предки многое сделали, просто сегодня это нуждается в реконструкции. Если получится по Черниговской реализовать эти проекты, то мы получим полноценную сквозную связь по правому берегу. И вот об этих набережных – вдоль старого Канавино, вдоль ярмарки с выходом на Стрелку – надо говорить. Сегодня выполнены проекты, проведены расчеты по двум участкам, которые составляют порядка двух километров. Заявку мы также подаем в федеральные ведомства, и, если нас поддержат, то это будет хорошим, видимым и осязаемым результатом для города. Гулять по набережным – это удовольствие.

- По всем проектам, которые заявлены на сегодня, есть не просто картинки. По ним проведена большая работа, вот-вот появятся ПСД. Сегодня происходит активное давление Нижегородской области на министерство экономического развития, правильно?

- То, о чем сегодня говорят: покажите частные инвестиции на эти территории. Нам приходится делать новый срез информации и новый взгляд с точки зрения цифр. Мы делаем полную выборку выданных разрешений на строительство, согласованных площадок, чтобы сопоставить частные инвестиции с нашими просьбами и запросами на помощь в инфраструктуре.

- Я уточню. То есть, кроме того, что вы подготовили проект, он прошел общественное обсуждение, с ним согласны жители, вы пошли в министерство, защитили этот проект и получили федеральную поддержку, должны еще и частного инвестора найти, который будет все это софинансировать?

- Либо софинансировать, либо вкладывать собственные средства на этой же территории. Если мы делаем набережную, рядом должна появиться жизнь – жилая застройка, офисы, общественные здания. Этот комплексный подход, когда государство вкладывает в инфраструктуру, то частный бизнес, конечно, должен приходить с вложениями, в том числе и в инфраструктуру, и в создание жизни на этих территориях.

- Есть расхожее мнение, что частный бизнес не очень активен сейчас. Хотя по некоторым проектам я вижу высокую активность. Как вы оцениваете? Деньги есть, они просто побаиваются их доставать?

- Сегодня бизнес в общем-то на многие аспекты смотрит, считает, оценивает обстановку, в том числе и общеполитическую. Нижегородская область по вводу жилья находится в крепкой середине – не вырвались в лидеры, но и не в аутсайдерах. Идем в среднем звене, и я считаю, это нормальная ситуация. А с жильем надо быть осторожными – оно может оказаться неликвидным. И потом, это бремя и для городских властей, и для застройщиков. Поэтому сейчас многие скорее перестраховываются, оценивая свои будущие вложения в те или иные территории.

- Я еще вижу на карте Гребневские пески. Там был главный центр жизни, люди ходили туда через понтонный мост отдыхать. Есть в том числе варианты и по этому пространству, как я понимаю. Много кто из представителей власти это говорил. Там без частных инвестиций тяжело обойтись, да? Есть какие-то у вас наработки в этой части?

- Если сопоставлять «Швейцарию» и Гребневские пески, то это дорогостоящий и сложный проект. Может быть, с Гребневскими песками попробовать как раз пройти по минимальным затратам. Мне кажется, если мы здесь, как первый этап, сделаем просто ландшафтный парк и пляж без капитальных вложений, будет здорово. И вот попробовать пожить с этим: с чистым природным парком. Мы сейчас, конечно, привлекаем бизнес в помощь. Они размышляют, ждем ответа.